Молодые ученые и просветители из Приморья - о любви к науке и ее популяризации

19 июля 2017 в 07:36, просмотров: 1499

Несмотря на пессимизм, который, казалось бы, установился в российской научной среде в последнее время, среди молодых людей (наверное, самой амбициозной категории населения) по-прежнему есть те, кто готов строить академическую карьеру и заниматься наукой. Более того, наука стала выходить за пределы университетов и институтов и поворачиваться лицом к обществу.

Молодые ученые и просветители из Приморья - о любви к науке и ее популяризации
Фото:pixabay.com

Точнее, ее развернули – появилось множество просветительских проектов, для посещения которых не нужно обладать ученой степенью. Люди стали встречаться в лекториях, кафе, барах и говорить о науке. Молодые ученые, специалисты, преподаватели и организаторы просветительских проектов рассказали «МК во Владивостоке» о своей работе, о том, почему им интересна наука и зачем нужно заниматься ее популяризацией.

«Интересно то, что нас касается»

В прошлом году во Владивосток впервые пришел международный проект популяризации науки Science Slam – битва ученых, как правило, молодых. Спикеры по очереди выходят на сцену и за ограниченное количество времени рассказывают о своих исследованиях или читают короткие лекции. Главное, чтобы выступления были интересными, живыми и понятными для неподготовленного зрителя. Важное условие – встречи проходят в максимально неформальной атмосфере, в основном в барах. Победителя определяют зрители, для этого используется шумомер. Во Владивостоке прошло уже несколько «слэмов», а их участниками становились как кандидаты наук, так и студенты, изучающие биологию, экологию, психологию.

Представитель ассоциации Science Slam во Владивостоке Кристина Александрова работает в Приморском океанариуме и занимается просветительскими проектами. Как сотрудник океанариума больше имеет дело с детьми. Недавно придумала научный праздник для совсем маленьких «Кто Тамм» в честь единственного нобелевского лауреата, родившегося во Владивостоке, по фамилии Тамм. Кристина признается, что в науку пошла по инерции, глядя на маму и детей ее коллег.  

Фото: из личного архива Кристины Александровой

«Но я очень хорошо помню, как мне еще в подростковом возрасте казалось дикостью заниматься какой-то там наукой. Когда поступила на биофак и бросила, я понимала, что все еще не вижу смысла в занятиях чистой наукой. Для этого нужен талант. Но что я продолжала любить – это своих друзей-ученых. И мне захотелось рассказывать о том, чем они занимаются, большему количеству людей. Я предложила сделать что-нибудь просветительское, рассказать, как устроено что-нибудь. Если мы говорим о том, как устроен мир, и хотим в этом разобраться, то одна из базовых тем – это развенчать мифы. Потому что, например, генетически модифицированные продукты – это будущее человечества, мы вымрем без них, а не с ними. Обсуждали разные заблуждения, смешную безосновательную рекламу, то, как работают генетические методы», - рассказывает Кристина.

За плечами 26-летней девушки еще один просветительский проект – Explain!, который изначально задумывался как неформальные встречи с учеными, а потом перерос во встречи со всеми, кто готов говорить о науке. Сейчас проект приостановлен.

«Мне кажется, это было одним из удачных направлений. Потому что, когда о химии рассказывает сомелье, это лучше, чем, когда о ней рассказывает химик. Тогда слушатель ближе к предмету разговора. Есть химические исследования, которые проводятся в лабораториях, и все это здорово, но большинство людей никогда не прочтут эти научные статьи и в этих лабораториях никогда не побывают. Актуально то, что касается нас. Что мы едим, что пьем, что носим. Поэтому наука интереснее всего та, которая касается наших повседневных забот. Зачем мне знать про бозон Хиггса? Только если я приду на передачу «Кто хочет стать миллионером?» и мне зададут вопрос про это, - делится Кристина. - Когда я начала делать мероприятия с учеными, на них приходили друзья этих людей, друзья друзей, те, кто недоучился, и студенты. Этим людям не нужно было рассказывать простыми словами о сложных вещах. Оказывается, что аудиторию просвещать не надо, а вот снобизм со стороны ученых можно было бы и к минимуму свести. Стереотип, который хочется разрушить, – наука только для избранных, для героев, это что-то сложное, о чем нужно рассказывать простыми словами. Науку нужно популяризировать не потому, что она сложная, непонятная, не модная, не актуальная. А потому, что с ней жить интереснее и качество жизни становится выше».

«Бар, наука, рок-н-ролл»

Ксения Меленчук, преподаватель английского языка, попала в команду Science Slam после выступления на одном из первых «слэмов», проходивших во Владивостоке. Выйдя на одну сцену с инженерами и биологами и рассказав о методе преподавания лексики, который тогда изучала в рамках магистерской диссертации и экспериментировала на студентах, Ксения одержала победу.

Фото: из личного архива Ксении Меленчук

«Я не совсем из научной тусовки, потому что ушла в практику, но я люблю все это. Негласный лозунг Science Slam: «Бар, наука, рок-н-ролл». Мы пришли не за партой посидеть, посмотреть ученому в рот, а послушать и обсудить все это. Ты можешь быть ученым, можешь иметь среднее образование, среднее специальное, но если у тебя есть любопытство, тяга к знаниям, ты идешь, смотришь и слушаешь. Я заметила, что Science Slam стали посещать одни и те же люди, одна и та же тусовка, которая кочует с одного интеллектуального мероприятия на другое. И это не ученые с докторскими степенями, а просто образованные люди, - отмечает Ксения. - Да, мы встречаемся со снобизмом со стороны спикеров. «Я не хочу из своего научного исследования и науки в целом делать клоунаду», - сказал нам один слэмер и тут же выдал такой монолог о своей научной работе, что мы лежали под столом, настолько это было харизматично, красиво и смешно рассказано».

На «слэм» спикеры приходят сами (на страничке проекта «Вконтакте» есть анкета), кого-то организаторы приводят, за кем-то даже охотятся – ходят на лекции, научные встречи. Кто-то приходит с опытом публичных выступлений, кто-то без, кто-то заточен исключительно на выступление перед кафедрой. Тогда организаторы объясняют, как превратить свой научный доклад в интересное выступление.

«Это очаровательно, когда ты зовешь слэмеров на репетицию, а они начинают обсуждать свои работы и выступления, что-то советуют друг другу, спрашивают. А ведь они могли вообще никогда не встретиться, потому что с разных кафедр, из разных университетов. Science Slam - это знакомства, связи. Например, наш спецспикер увез одного из потенциальных слэмеров за границу. Первый спецспикер приехал из Швеции, из Каролинского университета, альма-матер нобелевских лауреатов. Сам он молодой, из Владивостока. После выступления сказал, что ищет себе работника в лабораторию в Швеции, и попросил заинтересованных прислать свое резюме. В зале такой оказался. Мне нравится, что это повышает статус города. «Слэм» проводится всего в 20 с лишним городах России и с недавних пор во Владивостоке. Я люблю свой город, мне нравится делать его чуть лучше», - говорит Ксения.

«Наука – это работа»

Недавно Владивостокская школа современного искусства в рамках итоговой выставки участников организовала ридинг-группы. Желающие и интересующиеся могли, прочитав заранее, прийти и обсудить философские тексты. Модерировал дискуссию аспирант и преподаватель департамента философии и религиоведения ДВФУ Валентин Матвеенко. 26-летний преподаватель работает не только с обучающимися по направлению «философия», но и с другими первокурсниками-гуманитариями – будущими культурологами, дизайнерами - и старается по возможности изменить курс под то, в чем они специализируются: показать, как философия может работать в их области знания. Дальше планирует строить академическую карьеру, в России это означает совмещать преподавательскую и исследовательскую деятельность.

Фото: из архива Валентина Матвеенко

«Научная деятельность – это не какая-то деятельность высшего сорта, а такая же работа. В мире есть множество работ, и наука одна из них. Если голова к этому лежит, почему бы и нет. Заработок – это проблема: деньгами, которые предлагает университет или научный институт, трудно привлечь людей, а различные мотивационные программы функционируют довольно слабо. Поэтому зачастую в науке остаются люди, которые идут по проторенной дорожке – отучился, поступил в аспирантуру и просто остался. В таких условиях «человек извне» никогда не заинтересуется научной деятельностью.

Я соглашусь с тем, что за одну только преподавательскую деятельность много платить не совсем верно, т. к., чтобы просто вычитывать материал (как зачастую пока, к сожалению, и происходит), гением быть не нужно. В большей мере, на мой взгляд, должна финансироваться исследовательская деятельность. Это вопрос получения грантов, с которыми в гуманитарной сфере все могло быть и лучше, т. к. гуманитарное знание очень сильно отягощено требованиями, которые изначально выдвигались к естественным наукам. Например, не всегда в гуманитарном знании можно разделить объект и предмет исследования. Из-за этого приходится устраивать настоящее схоластическое безумие, когда подаешь заявки на грант или пишешь ту же диссертацию. Многие гуманитарные исследования чисто научные. А сейчас принято финансировать по большей части то, что актуально и нужно, например, для безопасности России. Поэтому любую тему приходится коверкать. Главный стимул любого ученого – интерес к собственной деятельности. Я сомневаюсь, что люди, которые занимаются наукой, часто думают о том, как это можно в буквальном смысле применить. Собственный интерес, желание что-то изучить – это и есть главный антропологический стимул научной деятельности», - считает Валентин.

В рамках написания кандидатской диссертации он изучает историю политико-философской мысли Японии, но научные интересы гораздо шире - это не только политическая философия, но и герменевтика, философия искусства, пространства, урбанистика. Как показала практика, интерес к философии есть и вне университетских стен.

«Когда меня попросили помочь провести ридинг-группы, мне было интересно сделать что-то, связанное с философией, за пределами университета. Это сам по себе новый формат мероприятия, и никто у нас в городе его не проводил. Было очень приятно встретить определенный спрос на философию. Люди, которые приходили туда, были заинтересованы в предмете, в прочтении книг, которые обсуждали. Не просто пересказывая, а именно оспаривая, осмысливая, - рассказал Валентин. - С одной стороны, популяризация научного знания выглядит странно, как будто наука такая ничтожная, что ее нужно популяризировать. Но это обычная работа, почему бы не говорить об этом, чтобы люди знали, чем занимаются ученые, знали, как устроены те вещи, которые происходят в повседневной жизни. Многие профессии мы можем наблюдать эмпирически, а деятельность ученого, зачастую интеллектуальная, присутствует в его голове. Почему об этом не рассказывать - хуже от этого точно не станет».

«Необязательно уезжать за границу»

Один из участников Science Slam во Владивостоке, 23-летний Антон Кротов, сейчас учится в магистратуре Сколковского института науки и технологий. Во Владивостоке окончил бакалавриат ДВФУ по специальности «Биорганическая химия». Во время обучения в университете успел основать два научно-популярных проекта – научное кафе Let’s Science! и лекторий «Курилка Гутенберга. Владивосток». Помимо этого вместе с коллегами из университета организовывал фестиваль науки  «Курилка Гутенберга. День просветителя», приуроченный к вручению крупнейшей в стране премии в области научно-популярной литературы, а также первый во Владивостоке научный стендап, где молодые ученые и студенты рассказывали о науке с юмором. Время от времени занимается написанием научно-популярных статей на биологическую тематику. В январе этого года выиграл конкурс научно-популярных статей «Биомолтекст», организованный порталом «Биомолекула» - одним из крупнейших ресурсов Рунета, посвященных исследованиям в области современной биологии.

Фото: из архива Антона Кротова

«Сейчас я работаю и прохожу практику в рамках магистрантского курса в образовательном центре для одаренных детей «Сириус» в Сочи. Здесь вместе с моими коллегами и одногруппниками из Сколтеха мы помогаем коллегам из лаборатории биохакинга и нанотехнологий проводить проектные смены, в рамках которых профессора и ученые со всей страны занимаются с детьми - призерами всевозможных всероссийских олимпиад исследованиями в рамках 30-50 различных проектов, в том числе и по биологии. Помимо основной работы в проектной смене, вместе с коллегой, которая поступила в Сколтех, приехав в Россию из Мексики, мы создали и ведем проект, в рамках которого исследуем с детьми возможность получения материала, имеющего свойства искусственной кожи, с помощью использования специальных бактерий Acetobacter xilinum, производящих бактериальную целлюлозу.

Занятия наукой требуют больших усилий, однако если это приносит удовольствие, например, удовлетворяет присущее каждому исследователю любопытство, нет никаких причин не заниматься ею. На мой взгляд, способные и сильные личности в науке довольно хорошо находят себя и комфортные для себя условия относительно дохода, географического расположения и т. д. При этом вопреки расхожему мнению вовсе необязательно уезжать за границу. Среди моих коллег и знакомых есть немало отличных ученых и прекрасных людей, которые комфортно чувствуют себя, работая в России. Что же касается развлечений и work-life баланса - согласно опыту моих друзей и коллег, обучающихся в аспирантуре или уже получивших PhD, на каком-то этапе академической карьеры этими вещами становится труднее управлять. Хотя очевидно, что этот этап  конечен и представляет собой период, который, наверное, преследует каждого, кто строит свою карьеру в науке. Опять же,  во всем, что ты делаешь, должно быть удовольствие от процесса и результата, и, если научная работа приносит их, вопрос о сложности занятия наукой становится не таким актуальным», - уверен Антон.

Аспирантка ДВФУ Ксения Лукьяненко на последнем Science Slam рассказывала широкой публике о лучевой терапии и наночастицах – теме своего научного исследования.

Фото: из личного архива Ксении Лукьяненко

«В школе мне нравились естественные науки, хотелось поступить на ту специальность, которая объединяла бы в себе и физику, и химию, и биологию, поэтому пошла на медицинскую физику. Сейчас учусь в аспирантуре по направлению «физика и астрономия». В аспирантуре работаю над темой увеличения эффективности лучевой терапии (иначе радиомодификация) за счет внедрения в опухоль частиц тяжелых химических элементов (радиомодификаторов). Работаю не одна, у нас большой коллектив, состоящий из физиков, химиков и врачей.

Когда еще заниматься наукой, как не в молодости? Когда впитываешь в себя знания как губка, тебе проще научиться работать с современной техникой. Старшие коллеги только поддерживают и передают свой опыт. Очень важно работать в коллективе - так проще и лучше развиваться, обмениваться знаниями. Конечно, наука занимает много времени. Это полноценная работа. Сегодня существуют гранты и другие способы поддержки молодых ученых. Поэтому дополнительных источников доходов можно и не искать, если заниматься наукой всерьез», - рассказала Ксения.

Она также участвует в просветительских проектах, в университете вместе с коллегами организовывала научно-популярные лекции для школьников и экскурсии в лаборатории.

«Такие встречи особенно важны, поскольку многие просто не знают, чем в науке можно заниматься, либо считают это скучным», - отметила девушка.

«Наука – это детективная история»

Анна Добржанская, кандидат биологических наук, руководитель лаборатории педагогического дизайна «Мир», занимается исследованиями морских двустворчатых моллюсков, а именно их запирательных мышц.

Фото: из личного архива Анны Добржанской

«Чтобы съесть гребешок или мидию, надо надрезать толстую мышцу, соединяющую створки моллюска, которую на бытовом языке называют «пятачок». Она уникальна тем, что может оставаться сокращенной в течение длительного времени без затраты энергии. Все, кто знаком со спортом, знают, что трудно удерживать штангу хотя бы в течение 10 минут, а мидии могут до 12 часов держать мышцу в напряжении, Подобные свойства мышц встречаются и у гладкой мускулатуры млекопитающих. Но чаще при патологических состояниях. Например, во время приступа бронхиальной астмы. Молекулярный механизм до сих пор до конца неизвестен, и проще его изучать на таких объектах, как двустворчатые моллюски, где один нерв подает сигнал на сокращение, а другой на расслабление мышцы и нет никаких дополнительных гормональных и иммунных сигнальных путей, как у млекопитающих. Поэтому объект исследования морской, но тема выходит за рамки морской биологии. Конечно, исследования внесут вклад в описание конкретных двустворчатых моллюсков, но имеют продолжение в фундаментальных вопросах изучения гладких мышц млекопитающих и сокращения мышц, приводящих в движение крылья насекомых.

По сути, наука – это детективная история. Неважно, чем вы будете заниматься – спасать мир от рака (что обычно хочется молодым) или изучать цветные приливы, она необязательно должна иметь практическое приложение, «статус» или быть в тренде. Она прежде всего должна быть интересной. Как правило, это не только сама тема, но еще и сильный научный руководитель, который дает инструмент и увлекает», - рассказывает Анна.

По словам молодой ученой, в науку люди идут за своей мечтой, а не ради денег. Зарплаты небольшие, но можно подработать в школе или в университете. Существовать можно, особенно если семья поддерживает и есть удовлетворение от работы. Но есть другая сторона медали, связанная с существованием самих институтов и реформой РАН. Ученому, помимо своей работы, приходится много времени тратить на написание различных отчетов.

«Например, 70% времени по обслуживанию грантов ты тратишь не на исследования, а на отчеты, на проведение всяких бухгалтерских бумаг, закупок и т. д. И это сильно усложняет жизнь. Я, как молодой ученый, сейчас нахожусь в отпуске по уходу за ребенком, и передо мной стоит вопрос, как я хочу работать. Постоянно происходят изменения, и они, увы, не облегчают жизнь всех научных сотрудников, вне зависимости от возраста. Я понимаю, что хочу приходить и делать свою работу, но если я должна будут бороться за каждую бумажку, за какую-то подпись, приводить это все к формализму, то лучше пойду преподавать в школу. Я не пойду работать на ту систему, которая себя не оправдывает и выживает только за счет борьбы снизу, а не сверху. Мне кажется, сейчас это самый сложный момент в науке: молодые ученые оканчивают университет и сталкиваются с бюрократической реальностью, которая отличается от идеалистического представления», - считает Анна.

Популяризацией науки она занимается с момента поступления в университет. Вместе с сокурсниками и коллегами проводила фестиваль науки ДВО РАН (с 2006 года), были партнерами фестиваля актуального научного кино «360 градусов». Но в проектах участвовала как сотрудник института или сотрудник океанариума, а отсюда множество ограничений, которые накладывает государственное учреждение.

«Если говорить о том, почему я этим занимаюсь, – это гражданская позиция. Считаю, что знание не та валюта, которую надо продавать. Есть люди, которые обладают определенными компетенциями, и они должны их транслировать в общество. Человеку надо понимать, что происходит, когда ему предлагают купить йогурт с пробиотиками, делать какую-то прививку или отказаться. Несмотря на то что мир сейчас технологичный, наукоемкий, мы все равно живем среди мифов, когда с помощью антибиотиков можно избавиться от гриппа, когда надо обязательно выпивать два литра воды в день, что теория эволюции не доказана и еще много чего. Задача  ученого - объяснять в доступной форме гражданам.

Можно верить, что земля плоская, и жить с этим. Это не будет мешать до тех пор, пока человек не захочет увидеть край земли. Но если человек будет принимать антибиотики при вирусной инфекции, это отразится на всем обществе – появятся новые штаммы бактерий, устойчивые к существующим препаратам, надо будет разрабатывать новые поколения. Безусловно, научные сотрудники, ученые должны разговаривать. Это простой механизм: общество содержит науку и должно понимать, зачем она нужна и какой результат в итоге имеет общество».





Партнеры