В лесную промышленность Приморья пришли грамотные арендаторы

28.10.2015 в 04:54, просмотров: 1290
В лесную промышленность Приморья пришли грамотные арендаторы

Они заинтересованы в том, чтобы разумно эксплуатировать лесную кладовую, хотят сберечь и приумножить ее для будущих поколений вопреки «стараниям» субстрата ее якобы радетелей.

Арсеньев – край лесной

Не мешать работе, а помогать отрасли, способной стать локомотивом опережающего развития всего Приморья и Дальнего Востока, – такая задача поставлена президентом России Владимиром Путиным. И приморские лесопромышленники, уже запустившие в дело десятки новых инвестпроектов, готовы ответить на призыв конкретными делами. Инициаторами и лидерами таких проектов выступают известные не только в приморье ОАО «Тернейлес», ОАО «Приморсклеспром», ЗАО «Лес Экспорт», но и предприятия т. н. районного уровня.

С руководителем одного из таких лесоперерабатывающих предприятий – Андреем Павленко «МК во Владивостоке» встретился на днях в городе Арсеньеве, не только столице приморской оборонки, но и в одном из центров лесного хозяйства Приморского края.

- Внутренний рынок Дальнего Востока с населением всего 6 млн человек не может потребить всей продукции лесоперерабатывающего хозяйства ДВФО. Западные регионы страны закрыты для приморцев из-за высоких транспортных расходов. Нам остается экспорт в страны АТР и, конечно же, расширение перечня услуг предприятия на местном рынке, - рассказывает Андрей. – Определенную часть леса мы перерабатываем на своем предприятии на доску для местного потребителя, продукция наша пользуется спросом как в самом Арсеньеве, так и за его пределами. Другую часть леса, в основном хвойных пород, мы продаем за границу, в Китай…

Общая площадь лесов в Приморье составляет 13,3 млн га. Ежегодный прирост древесины - более 127 млн куб. м, рубится 4 млн куб. м, в том числе арендаторами чуть больше 3 млн куб. м. В лесах края сосредоточены основные запасы дальневосточных валютоемких ценных твердолиственных пород (дуб, ясень, ильм). Почти половина площади лесных земель Приморского края - это особо охраняемые природные территории, защитные и другие леса, в которых заготовка почти не ведется. Промышленные мощности края позволяют использовать практически всю заготавливаемую древесину. Общий объем производимой продукции составляет около 30 млрд руб. в год, уплата налогов во все уровни бюджетов производится в размере 3 млрд руб. Более 200 предприятий, занимающихся лесозаготовительной деятельностью, обеспечивают рабочими местами порядка 50 тысяч населения Приморья. Многие предприятия являются ведущими производствами муниципальных образований и несут значимую для населения районов края социальную нагрузку.

Фото автора

Анучинский субстрат – взгляд изнутри

Павленко уверен: все уровни власти должны изменить имидж лесного бизнеса. Сегодня в обществе портрет лесопользователя выглядит так: это огромный небритый мужик в ватнике, прячущий лицо и карманы за браконьерски спиленными кедрами. Соответственно, власть чаще всего принимает свои решения по развитию лесной отрасли исходя из именно этого имиджа лесопромышленников и лесопользователей.

- Коснулась эта проблема в течение нескольких последних лет и нашего предприятия, хотя большинство нападок на предприятие, в том числе на страницах прессы, оказались или надуманными, или высосанными из пальца, или необъективными. Огромное количество проверок нашей деятельности в лесу (например, за 2013 год их было 13!) не выявили в ней серьезных нарушений. Да и не могли их выявить – предприниматель не враг себе, мы хорошо понимаем, что любое нарушение грозит серьезными, подчас губительными для дела санкциями и штрафами со стороны государства.

Идет охота на кабана

Вот уже несколько лет Андрей ведет борьбу с лесным беспределом на отдельно взятой территории Приморья – в районе поселка Тигрового Анучинского района по ключам Банный и Развилистый. Именно здесь, в Кленовском лесничестве, находится один из районов лесопользования предприятия Павленко. И именно этот участок лесных угодий края стал почему-то лакомым куском для… одного из новообразованных охотничьих хозяйств края.

Интересно, кстати, что еще 20 лет назад такие хозяйства в Приморье по пальцам пересчитать можно было. Сегодня же – шалишь! – каждый успешный бизнесмен края имеет или мечтает иметь собственную «базу отдыха» в лесу, подальше от любопытных глаз, но с элементами цивилизации.

Несколько таких любителей природы обосновались в районе хиреющего поселка Тигрового. Причем половина из охотничьих хозяйств, территория которых совпадает с территорией лесопользователя Павленко, наладили сотрудничество с работающим здесь лесодобывающим предприятием. Потому что понимают люди: предприятие, добывающее в лесу ежегодно 10 и более тысяч кубометров леса, несет солидную налоговую и социальную нагрузку, обеспечивает работой десятки анучинцев и приморцев, да и зверь себя вольготнее чувствует рядом с богатыми пищевыми цепочками вырубками леса…

- Кленовское лесничество не является заповедником, рубить лес здесь и можно, и нужно. Зверь же держится ближе к порубкам леса, - делится с «МК во Владивостоке» Павленко. – То есть мы ежегодно создаем зверью базу для питания. Что хорошо понимают все арендаторы леса, создающие в нем зону активного отдыха. В частности, для охоты, точнее, для охоты на кабана.

- Много зверя в лесу?

- В этом году много. Урожай на шишку и орех создал условия для увеличения кабаньего стада, количества медведей… в этом году, однако, недород. Кабаны пошли в поля, медведи – в селения, ближе к человеку.

- Страшнее мишки зверя нет…

- На самом деле в Китае упал спрос на дериваты, в том числе медвежьи лапы. Соответственно, медведя перестали добывать, количество косолапых выросло в разы. Причем максимально опасны для человека чаще всего именно белогрудки – гималайские медведи. Бурые крупнее, пытаются отпугнуть, отогнать противника. А белогрудка кидается на человека сразу, как натасканная собака на зайца.

Фото автора

Чем дело кончится

Проблема взаимоотношений охотничьих хозяйств с другими арендаторами лесных угодий для Приморья актуальна: если лесопользователи платят налоги в казну, то спортсмены-охотники пользуются теми же угодьями практически бесплатно.

При этом некоторые горе-охотники считают необязательной прокладку в лесу дорог для вывоза леса, другие считают промдеятельность в лесу в период охотничьего сезона чуть ли не преступлением, третьи силами собственных егерей и охранников пытаются не пускать лесопользователей на территорию своих охотничьих угодий.

- Поселок Тигровый с точки зрения административной уже не существует, - размышляет Павленко. – Поэтому там и был размещен лесоучасток нашего предприятия. Однако позднее, в 2009 году, администрация Анучинского района зачем-то незаконно предоставила земельный участок поселка в аренду ООО «Велес». Причем этот участок находится на территории нашей аренды. Кому интересно разместить в Тигровом базу охотничьего хозяйства «Велес»? Однозначного ответа у меня нет, но и новая администрация района продолжает упорно утверждать, что наш лесоучасток в Тигровом кем-то зачем-то почему-то передан из земель гослесфонда в земли поселений района. Однако такого постановления в природе не оказалось, о чем свидетельствует наша переписка с департаментом лесного хозяйства администрации края.   

Параллельно с потоком жалоб на лесопромышленников, чувствуя их несостоятельность, вероятно, именно «Велес» начал систематическую борьбу другого рода с лесопользователями и за их выселение с территории лесничества – уже умышленными действиями, направленными против нее…

- На лесных дорогах устанавливаются шипы, попадет такой в колесо – привет колесу, а оно стоит под 25 тысяч рублей, - рассказывает Павленко. – Егеря останавливают наш транспорт в лесу: чего и куда везете? Где оружие? Почему мяса в машине нет? Нам, как законным лесопользователям и налогоплательщикам, непонятно: на каком основании нас ограничивают в праве распоряжаться данным участком, препятствуют его использованию по назначению, ущемляют наши права арендаторов?