Ограничение наличного оборота - ради людей или для банков?

10.06.2015 в 10:05, просмотров: 3474

На международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге министр финансов России Антон Силуанов заявил, что правительство готово вернуться к идее ограничения оборота наличных в РФ. Соответствующий проект закона был подготовлен еще в 2012 г., но остался лежать «под сукном». Но сможет ли государство реально ограничить оборот наличности, если не справляется с теневым обналичиванием, отмыванием денег и выводом капитала за границу?

Ограничение наличного оборота - ради людей или для банков?

Министр считает, что закон «…поможет побороть теневой сектор, в котором проводятся расчеты, никем не регистрируемые и не налогооблагаемые. Ограничения пойдут на пользу всем. Не станет серых расчетов, это повысит конкурентоспособность рынка. Ведь сейчас тот, кто уходит от налогов, скрывает свои расчеты, он выигрывает в конкуренции с теми, кто работает по-белому. Когда и как мы будем ограничивать наличный оборот — мы будем делать это постепенно, так как тема вызовет резонанс среди хозяйствующих субъектов и в обществе. Я думаю, мы вернемся к этой теме в ближайшее время».

Законопроект от Минфина о внесении поправки в ст. 861 ч. 2 Гражданского кодекса РФ (наличные и безналичные расчеты без ограничений суммы сделок) предполагал, что с 2014 г. «лимит на ограничение максимальной суммы платежа наличными средствами» составит 600 тыс. рублей, а в дальнейшем, с 2015 или с 2016 г., его сократят до 300 тыс. Против него выступили ряд ведомств, да и в самом Минфине не было единства мнений. И в чем может быть смысл такого закона, если в России давно процветает теневой бизнес «обнала» и «отмывания»? Добавить работы правоохранительным структурам, расширив при этом коррупционное поле?

Властелин терминалов

Есть во Владивостоке незадачливый предприниматель Владислав Зуев, бизнес которого заключался в сети так называемых кибер-касс, платежных терминалов, посредством которых мы все давно уже оплачиваем услуги связи, доступа в сеть Интернет, кабельного телевидения, а в последние годы – и многие другие платежи, вплоть до пополнения счетов банковских карт. По сути, эти терминалы превращают наши наличные деньги в цифры на счетах, то есть в безнал. И мы не задумываемся о цепочке из множества людей, которые совершают для нас это «чудо»: сунул купюру в щель автомата – на телефон пришло СМС о пополнении счета. Но ведь кто-то должен извлечь потом купюры из терминала, куда-то их отвезти, там где-то пересчитать и рассортировать, сложить в пачки и доставить в банк, посредством которого совершаются расчеты. Этими «кто-то» для двухсот терминалов по Владивостоку как раз и руководил Владислав Зуев через свои ООО «СК», «Кибер-связь» (позднее слиты в ООО «КССК» с регистрацией в г. Магадане), «Восток», «Гермида», «Лагистра» и другие. Собственно терминалы числились на Зуеве как на индивидуальном предпринимателе, видимо, для оптимизации налогообложения, в котором бывший сотрудник налоговой инспекции Зуев знал толк, поскольку суточный оборот денежных средств достигал, по заявлению самого Зуева, пяти миллионов рублей.

Бизнес процветал, и Владислав Зуев не знал горя до конца 2012 года, когда к нему, судя, опять же, по его многочисленным заявлениям в различные правоохранительные органы, не зачастили Виталий Гуменюк и Андрей Фесько: один – известный в краевом центре бизнесмен, а в последнее время и общественник; другой – бывший сотрудник МВД, опер угрозыска, служивший в УВД края и города Владивостока. Эти граждане были давними деловыми партнерами, а Зуев считал их «крышей» другого своего партнера, Андрея Сакидона, потому как он заявлял, что побаивался их, но старался поддерживать нормальные отношения.

Гуменюк с Фесько пугали Зуева «происками рейдеров» и «назревающими проблемами», которые не заставили себя ждать: в Спасске-Дальнем и других местах по краю появились чужие терминалы, претензии за работу которых стали поступать Зуеву. Его офис держали в осаде угрожающего вида личности, а на пожилую маму Зуева на улице напали какие-то отморозки, жестоко избив старушку. Сам Владислав Зуев при этом пил горькую и сидел в своем офисе, держа под рукой заряженное ружье, а Гуменюк с Фесько заботливо склоняли его передать им свой бизнес, конечно же, чисто формально, только чтобы «обезопасить».

Так, фактически не выходя из многонедельного запоя (Зуев в течение года пять раз успел побывать в наркодиспансере на детоксикации и реабилитации), предприниматель в угаре алкоголя и, как выяснилось позже, наркотиков подписал бумаги о передаче всего своего бизнеса третьим лицам. Все бумаги заранее подготовила «юрист Катя», как выяснилось позже, Екатерина Голубинская, руководитель юридической фирмы и помощник депутата ЗСПК Сергея Дикусара.

Когда же бывший властелин терминалов наконец смог прийти в чувство – в мае 2013 года – и отправился в наркодиспансер сдавать анализы, то выяснил, что в крови у него помимо привычного алкоголя содержатся еще и морфин, и метилендиоксипировалерон, который является психоактивным веществом стимулирующего действия (МДПВ, также известный как «мэджик» или «суперкокс», синтетический наркотик). В итоге у Зуева к алкогольной зависимости прибавилась еще и наркотическая, а у Андрея Фесько появилась в то же самое время новая фирма ООО «Эконом-платеж», где он стал директором, а его мама – соучредителем.

Многомиллионная явка с повинной

Владислав Зуев отправился с заявлениями в полицию, прокуратуру и ФСБ. В них он раскаивался в содеянном, заявлял, что стал жертвой пагубного пристрастия к алкоголю, но утверждал, что никогда не принимал по доброй воле никаких наркотиков (что подтверждалось прохождением медкомиссий на право владения огнестрельным оружием) и что якобы стал жертвой коварства Фесько, Гуменюка, Сакидона и других лиц, захвативших его бизнес. Даже явку с повинной Зуев делал, признаваясь, что, утратив контроль над своим бизнесом, причинил ущерб третьим лицам на сумму свыше 25 миллионов рублей.

По его заявлениям проводились проверки, к заявлениям добавлялись новые – о том, что его, Зуева, якобы запугивают Андрей Фесько и еще некий ранее знакомый Зуеву сотрудник правоохранительных органов, требуют отозвать заявления взамен на выплаты некоей ежемесячной «ренты». Но радикальных мер по данным заявлениям не принималось: силовики принимали на веру, что Владислав Зуев уступил свой отлаженный бизнес, будучи, как говорится, в здравом уме и трезвой памяти. А вопрос о похищении из его офиса зарегистрированного ружья марки «Фарбер» вообще старательно обходили несколько месяцев, хотя Зуев указывал, что ружье вывезли в принадлежащее Гуменюку охранное агентство «Зорро»… Впрочем, такое отношение силовиков можно объяснить: сначала пил-гулял-веселился, в угаре сам все распродал, а потом протрезвел, ужаснулся и побежал жаловаться, отнимать у людей бывшее свое имущество – подобными случаями их не удивить. И больше года в 2013 – 2014 годах Владислав Зуев напрасно слал жалобы, заявления и объяснения. Но вот одна из них заслуживает внимания именно в свете инициатив Минфина России по ограничению оборота наличных денег, поскольку касается именно обналичивания, отмывания и вывода за рубеж денежных средств.

В частности, в своем заявлении, адресованном начальникам УФСБ по ПК, УМВД по ПК, в ИФНС и Межрегиональное окружное управление Федеральной службы финмониторинга еще в сентябре прошлого года, Владислав Зуев указывал, что после того, как он утратил контроль над своим бизнесом платежных терминалов, через счета ИП Зуева и его фирмы ООО «Восток» и ООО «Гермида» были проведены свыше 93,5 миллиона рублей под видом «взноса за проведение платежей», которые были направлены в ООО «Платежная система «Мир-1» и обналичены через терминалы, исчезнув в неизвестном направлении без оплаты каких-либо налогов с этих денежных средств.

Также в сентябре 2014 года Зуевым подавалось заявление в УФСБ, УМВД и прокурору Приморского края о деятельности схемы обналичивания денег и вывода денег на счета в латвийском банке Rietumu Banka не только с его бывших терминалов и счетов его фирм, но и через фирму ООО «Кондор-Пасифик», директором которой был Андрей Фесько. Но с тех пор и по настоящее время по этой информации Владислава Зуева никаких серьезных мер принято не было. Проверка в УМВД по ПК проводилась, информация Владислава Зуева подтвердилась, всплыли факты использования подставных лиц для оформления на них бывших компаний Зуева, но основные фигуранты просто не являлись по вызовам для опроса в ходе проверки. В итоге на март нынешнего года уголовного дела так и не было возбуждено, хотя признаки состава преступления по выводам полицейских налицо…

Сделать банку хорошо

Таким образом, уважаемые читатели, напрашивается вывод: наше государство в лице министра финансов Силуанова реанимирует свой законопроект вовсе не для ограничения теневого оборота наличности, отмывания денег и утечки капитала за рубеж, а чтобы дать нашим банкам дополнительные возможности «клевать по зернышку», навязав населению банковские карты, с каждой операции по которым банки поимеют свой процентик. В то время как теневой сектор будет и дальше жить за счет коррупции и покровительства на высоких уровнях в государственных структурах. И те же банки, что будут снимать свои доли процентов с наших с вами платежей, будут и обналичивать, и отмывать деньги.