Ветеран Великой Отечественной войны из Владивостока встретил столетний юбилей

Судьбу Ефима Гольдберга по праву можно считать примером стойкости, оптимизма и жизнелюбия

25.06.2014 в 09:29, просмотров: 1967

Она словно вместила в себя судьбу целой страны, начиная с лихолетья Первой мировой войны.

Ветеран Великой Отечественной войны из Владивостока встретил столетний юбилей

Путевка в жизнь

- Мне красный командир товарищ Гай дал путёвку в самостоятельную жизнь, - отнюдь не шутя говорит Ефим (Хаим) Моисеевич, - и я этим фактом горжусь. Мне, мальчугану из еврейской семьи, было шесть лет, когда в боевой поход на польский фронт, на Варшаву через наш белорусский город Борисов шли отряды Первой конной армии Буденного. И едва красные конники стали на постой, нас как магнитом потянуло к этим отважным людям. Прощаясь с гостеприимными хозяевами, командир Гай подозвал своих эскадронных, распорядился посадить на лошадей нас, детишек. Вот так, образно говоря, въехали мы в революцию, в новую жизнь после Гражданской войны.

Войны – только уже следующей, с гитлеровскими захватчиками, – хватило и на долю Хаима Гольдберга. Вчерашний ученик кузнеца, а позже - выпускник фабрично-заводского училища, он, рабочий парень, мечтал учиться в Москве. И это большое желание после службы в армии почти сбылось. Он поступил в столичный педагогический институт на исторический факультет, с головой окунулся в интересную студенческую жизнь, стал членом ВКП (б), однако… путевку в жизнь и светлую дорогу к счастью обычного местечкого парнишки-еврея остановила война. В грозовом 41-м Хаим с друзьями добровольцами записались в народное ополчение защищать Москву. Их коммунистический батальон обороны занял одну из передовых позиций. Но Гольдберга вскоре отозвали из подмосковных промерзших окопов на ускоренную учёбу в Военную политическую академию. А позже, уже лейтенантом, он окончил еще и девятимесячные курсы в танковой академии на Урале и весной 1943 года с аттестацией на должность комиссара штаба танковой бригады попал на действующий фронт. Таков был новый этап в его судьбе.

Маршальский жест

«…В боях с немецкими захватчиками, преследуя противника от Ковеля до Седлеца, из пушки танка уничтожил одно самоходное орудие, две противотанковые пушки и до 15 немецких солдат и офицеров. Командуя танком командования бригады, чётко держал связь с батальонами, в результате чего давал возможность командиру бригады руководить боем. При нападении на КП бригады танков противника тов. Гольдберг обратил их в бегство и уничтожил при этом ещё один танк. За смелость и бесстрашие в боях достоин правительственной награды – ордена Красной Звезды.

Эту запись сделал в наградном листе на лейтенанта Хаима Гольдберга, воевавшего с мая 1944 года на 1-м Белорусском фронте, командир роты управления танковой бригады капитан Макаренко.

В составе той самой 36-й танковой бригады молодой офицер участвовал во многих тяжёлых боях, прошёл всю Западную Украину, Польшу, форсировал Вислу, дошёл до Берлина. Оставил свою «подпись» и на стене поверженного Рейхстага: выбил точку выстрелом из пистолета, выцарапав рядом «И точка!».

- В бою не щадил врага, - вспоминает ветеран, - а когда увидел в Берлине изголодавшихся немецких стариков, сжалось сердце - стал делить с ними свой паёк.

Прошло 70 лет, а память столетнего ветерана с удивительно живыми глазами и образными суждениями и по сей день цепко держит даже отдельные детали из того лихолетья.

- У меня на фронте было две встречи с великим полководцем Великой Отечественной войны Георгием Константиновичем Жуковым, - рассказал «МК во Владивостоке» Хаим Моисеевич. – На реке Одер перед выходом в наступление мы расширяли плацдарм, когда подъехали легковые машины и из одной вышел Георгий Константинович. Поздоровались. Он высказал свои суждения о предстоящем бое нашему командованию. И мне, как офицеру связи, нужно было скоро донести его распоряжение в одну из частей бригады. «Главное – дойди», - прощаясь, напутствовал командующий фронтом. Видно, много гибло там наших ребят, и он желал мне быть живым. Я выполнил задачу, хотя попал под бомбёжку, обегая глубокие воронки от авиабомб, а когда заскочил на попутную машину, меня таки «прихватил» осколок разорвавшегося неподалёку снаряда…

Второй раз увидел маршала Жукова, когда он как главнокомандующий Группой советских войск в Германии приехал к нам на танкодром. И ведь узнал меня в строю танкистов. «Живой?!» - «Так точно, - говорю, - я живучий…». - «Ну, значит, долго будешь жить».

Пой, кукушечка

По мнению самого фронтовика, жизнь у него получилась длинной потому, что он всегда старался делать людям добро. К примеру, в трудное послевоенное время помог выжить целой деревне башкирских староверов. Сеяться весной им было нечем, в погребах осталась только перемёрзшая картошка; к людям уже подступала голодная смерть. Зная, что за такое самоуправство могли и расстрелять, офицер-политотделец на свой страх и риск предложил крестьянам выгнать из картошки спирт. Так и сделали, а на вырученные от продажи самогона деньги башкиры тут же купили несколько подвод с посевной пшеницей. Провожали бородатые мужики служивого со слезами на глазах...

Добавим, что из армии танкист демобилизовался только в 1957 году, затем Гольдберг перебрался в Приморье. И ещё четверть века отдал Дальневосточному морскому пароходству, куда трудоустроился помполитом, или первым помощником капитана судна. За его плечами – семь лет интереснейшей работы в Арктике, участие в четырёх спасательных операциях, в том числе иностранных экипажей. И где бы ни был – в море или на берегу, бывший фронтовик писал стихи. Одно из них посвятил первой в стране женщине-капитану дальнего плавания Анне Щетининой, с которой был хорошо знаком.

Сегодня Ефим-Хаим считает, что, наверное, спасённые им люди молились за него, потому и дожил до таких лет в твёрдой памяти и относительно добром здравии. Утверждает: ему всегда везло на хороших людей, особенно наших, советских. «Советские лучше всех. Не для лозунгов. Просто мы отличались от других порядочностью, добросовестностью, искренним желанием помочь».

… А боевой путь подполковника в отставке Хаима Гольдберга отражён им в стихотворениях «Поле боя», «Мне помнится над Бугом старый дом», «Победа», написанных, кстати, во время боев 1943–1945 гг. Они в числе других стихов прозвучали на творческом вечере фронтовика «Маршал Жуков приказал мне жить долго», посвящённом Дню Победы и его юбилею.

Кстати, на слова стихотворения «Смело – в атаку» сотрудники ДОФ - флотского очага культуры - создали песню, которую исполнили во время презентации новой поэтической книги ветерана «Госпожа Победа» начальник Дома офицеров капитан 1 ранга запаса Владимир Пискайкин и заслуженный артист РФ Виктор Коркишко.

Как заметил сам фронтовик, он отнюдь не профессиональный поэт, но с юности увлечён поэзией и его стихи, которые он решился издать в столь почтенном возрасте, отличает искренность. «У этой книги, написанной от души, очень длинная история, ведь она создавалась почти 80 лет. И в ней, кроме войны, много сказано о любви. Хотя любовь, на мой взгляд, – это вечная песня без слов».

- Приобрёл книгу «Госпожа Победа», потому что до сердца пробивают эти простые и в то же время наполненные внутренним драматизмом очень искренние стихи, - поделился с «МК во Владивостоке» своим мнением заместитель командира электромеханической боевой части по работе с личным составом гвардейского ракетного крейсера «Варяг» гвардии старший лейтенант Игорь Вориженков. – Невероятно сильные стихи, идущие из глубины большой жизни! И наши матросы, встречаясь с этим удивительным человеком, получают для себя действительно позитивный моральный заряд патриотизма.

Александр Приходько, депутат Думы Владивостока:

«Здоровья и долголетия всем ветеранам! Уважения и заботы окружающих. А молодежи – равняться в оптимизме и самопожертвовании на таких земляков, как фронтовик-танкист Гольдберг!»